Поиск

VIII Ташкентская Международная Биеннале современного искусства

Все «за» и «против»




Ташкентская Международная Биеннале современного искусства проводится с 2001 года. Ее главный девиз: «Искусство ― символ созидания и гуманизма».

Организаторами VIII Международной Биеннале современного искусства стали: Академия Художеств Узбекистана, Министерство культуры Республики Узбекистан, Министерство иностранных дел Республики Узбекистан, НАК «Узбекистон хаво йуллари», хокимият города Ташкента, АО «Узшаробсаноат» и другие заинтересованные Министерства и ведомства Республики Узбекистан.

Биеннале прошло на конкурсной основе по принципу отбора самых ярких творческих работ и проектов международным профессиональным жюри, состоящим из известных теоретиков и практиков современного искусства.

Свои проекты представили художники и кураторы из Франции, Италии, Англии, Германии, Австрии, Испании, Польши, США, Аргентины, Австралии, Македонии, Израиля, России, Украины, Дубая, Индии, Японии, Китая, Кореи, Азербайджана, Казахстана, Таджикистана, Кыргызстана, Узбекистана.

Кураторами Биеннале выступили искусствовед Насима Джураева и художник Нормурод Негматов.


Помимо Центрального выставочного зала Академии Художеств Узбекистана, было задействовано ещё восемь площадок в Ташкенте и Бухаре:


Государственный музей искусств Узбекистана, Ташкент;

Международный караван-сарай культуры им. Икуо Хираямы, Ташкент;

Дворец творчества молодежи, Ташкент;

Галерея изобразительного искусства Узбекистана, Ташкент;

Галерея «Bonum Factum», Ташкент;

Краеведческий музей в крепости Арк, Бухара;

Музей Ситораи Мохи Хосса, Бухара;

Дом фотографии, Ташкент.


Конференц-зал Академии Художеств Узбекистана, Ташкент
Цели
  • широкий международный обмен художественными практиками в сфере современного искусства и информацией об имеющих место тенденциях и перспективах развития современных медианаправлений;

  • развитие современного искусства в Узбекистане через взаимодействие с мировым художественным сообществом;

  • создание условий для совершенствования профессиональных навыков в сфере современного искусства;

  • формирование долгосрочных культурных связей между странами.


Тема: Искусство и технологии. За и против

Какое место сегодня художник занимает в современном глобализированном и технократическом мире ― как уникальная творческая единица со своим художественным продуктом, то есть актуально это сегодня или нет?

Художники на протяжении всей истории человечества, лучшие ее представители, зарекомендовали себя как одни из самых передовых мыслителей и изобретателей, которые своими новаторскими идеями в области художественного творчества и науки, эстетических воззрений влияли на общество. Их достижения продолжают вдохновлять всё человечество и по сей день. Достаточно упомянуть только нескольких из них: Леонардо да Винчи, Сэмюэля Морзе, Сальвадора Дали, Николая Рериха, Пабло Пикассо...

Сегодня, несмотря на стремительный технический прогресс, приоритет высокого человеческого искусства никто не отменял, так же, как и его носителей. Обогатились и видоизменились современные средства художественного выражения и приемы, объекты эстетического освоения и так далее, но задачи искусства остались те же ― передать живые художественные свидетельства, мысли и переживания самого актуального, про-исходящего в окружающем нас мире. Можно сказать, реальные бесценные артефакты для будущих поколений ― кто и какие мы были, наши взлеты и падения…

В этом контексте роль художников, как и всех творческих людей, неоценима. В такой же степени они сами должны осознавать всю ответственность и высокую миссию своего предназначения и, не оставаясь в стороне от животрепещущих вопросов и проблем современности, активно реагировать.

Символично, что VIII Ташкентская Международная Биеннале современного искусства проходит в 2018 году, который объявлен в Узбекистане «Годом поддержки активного предпринимательства, инновационных идей и технологий». Надеемся, что этот международный художественный форум позволит в какой-то степени ответить на главные фокусирующие вопросы VIII Ташкентской Международной Биеннале: как найти баланс, как сохранить человеческое, не утратив вечные ценности в эпоху неизбежно развивающихся технологических инноваций, и о месте и роли современного творца в этих условиях.

Итоги

Обладатель «Бронзовой медали»

Канжо Тайк (Германия) за работу Beyond Shoji.


Обладатель «Серебряной медали»

Диер Раззаков (Узбекистан) за работу Summit G-20.

Обладатель «Золотой медали»

Нуриддин Расулов (Узбекистан)

за работу «Ценность времени»


Обладатель Гран-при

Махмуд Ходжибаев (Узбекистан)

за работу «Сакральное пространство»


Дипломом Адемии художеств Узбекистана награждена Светлана Баскова (Россия) за лучшую кураторскую работу «Простые числа»



Почетными грамотами награждены Нигора Каримова и Эльжон Аббасов (Узбекистан) за проект «Кинолекторий», а также Санжар Жаббаров (Узбекистан) за оригинальную серию живописи.


Специально для ComArts участница VIII Ташкентской Международной Биеннале казахский медиахудожник Зитта Султанбаева рассказала о своих впечатлениях от этого масштабного проекта.


10 октября состоялось торжественное открытие VIII Ташкентской Международной Биеннале в Центральном выставочном зале Академии Художеств Узбекистана. Спустя четыре дня мероприятие благополучно завершило свою работу выставкой в Ташкентском Доме Фотографии. А между этими событиями, друг за другом, состоялись открытия нескольких выставок. Примечательно, что в Государственном музее искусств Узбекистана (Ташкент), Краеведческом музее в крепости Арк (Бухара) и Музее Ситораи Мохи Хосса (Бухара) работы художников были интервентированы в музейное пространство.


В караван-сарае культуры им. Икуо Хироямы открылась экспозиция актуальных российских художников под кураторством Светланы Басковой, сценариста, режиссера, директора Московского института современного искусства и теории «База». Светлана представила отличную выставку «Простые цифры» ― цельную, плотную, выверенную. В итоге она и увезла в Москву награду за лучший кураторский проект.

Во Дворце творчества молодежи, где куратором выступила Сайора Назарова, открылась выставка живописи узбекских, итальянских и китайских мастеров.

А завершающим и достойным аккордом стала экспозиция, развернувшаяся на двух этажах Bonum Factum Gallery ― относительно новой площадки, позиционируемой как место для создания мобильного, открытого, презентационно-дискуссионного пространства, занимающегося вопросами современного искусства, образования, раскрытием творческого потенциала и маркетингом территории города. Именно эта выставка ― партнерский проект совместно со Швейцарским бюро по сотрудничеству Посольства Швейцарии в Узбекистане и Европейским культурным центром ― показалась мне самой стилистически выдержанной и самодостаточной.


Проект «Простые числа». 2018. Куратор Светлана Баскова. Международный караван-сарай культуры им. Икуо Хираямы, Ташкент

Ключевая тема Биеннале ― «Искусство и новые технологии. За и против». Когда я ознакомилась с концептом этого года, то поняла, что он очень широк для художественной интерпретации. Можно быть «за» и предложить свои работы в формате «медиа» и «цифрового искусства», которое было представлено очень качественным продуктом как от российских, так и от европейских и азиатских художников, в которых они затрагивали темы актуальной современности глобального масштаба и демонстрировали трансформацию традиции в своевременное искусство (особенно интересно это получилось у корейских и японских художников), а также заглядывали в пугающий своим технологическим холодом, постепенно спускающийся на нас futurum.


Кристина Паустиан. Молитва. 2013

Некоторые из представленных работ произвели на меня совершенно гипнотическое воздействие. Будь то аскетичный видеоряд выразительных автопортретов немецкой медиахудожницы Кристины Паустиан, фиксирующий загадочные пасы и жесты рук, либо, напротив, изысканные узорно-фактурные образы, сменяющие друг друга, как в работе «За седзи» (единая проекция на трех стенах) немецкого же автора японского происхождения Канжо Тайка. Видео начинается с кадров традиционной японской комнаты с раздвижными дверьми (седзи). Дальнейшие сцены не столько отражают реальность, сколько передают видения на границе между явью и сном, плавно перерастающим в кошмар. Зритель невольно испытывает страх перед претенциозными планами мира будущего. В одном из эпизодов, очевидно, по аналогии с возведением Вавилонской башни, демонстрируется строительство самого высокого на сегодняшний день здания в мире — восемьсот двадцати восьмиметрового небоскреба Бурдж-Халиф в Дубае, а также бесконечную цепь вершин из стекла и камня, словно частокол пронзающую затянутое тучами небо. Либо быть «против» и представить работы, выполненные в традиционных жанрах и формах. Таким образом, в этом была заложена дополнительная возможность маневра и для организаторов биеннале, и для самих художников.


Кураторы, видимо, намеренно не старались определиться, понимают ли они современное искусство на уровне концептуального жеста, или как любое искусство, произведенное в последнее время. В результате получилась смесь концептуальных и чисто визуальных работ. Соединенные в единую масштабную экспозицию опытной рукой незаурядного молодого мыслителя и художника Нормурода Негматова и искусствоведа Насимы Джураевой, все работы вписались в отведенное им пространство и свободно дышали и пульсировали своими месседжами, воздействуя на аудиторию на всех экспозиционных площадках.

Работ было так много, что, конечно, времени не хватило увидеть и осознать каждую. Хотелось изучить список всех участников со всеми концептами их работ. А их было, если верить пресс-релизу, аж 160 из 27 стран! Однако организаторы не предоставили такой информации. Вообще, низкий уровень технической поддержки чувствовался буквально во всем: многим художникам пришлось полагаться на помощь друзей для монтажа или привезти свои проекторы и другое оборудование. Этикетажа либо не было, либо он представлял собой грубо отформатированные листы офисного формата А4, прилепленные к стенам скотчем.
Диер Раззаков. Проект «Саммит G-20. Без комментариев». 2018. Галерея «Bonum Factum», Ташкент

В программе Биеннале нашлось место для публичных лекций и Международной конференции «Жизнь искусства с технологиями в контексте настоящего». Российский искусствовед Андрей Епишин открыл своим вводно-обзорным выступлением научно-просветительскую часть Биеннале, посвященную вопросам развития современного искусства, подготовленную совместно с Научно-исследовательским институтом искусствознания Узбекистана. Тема его доклада Contemporary Art. Pro at contra. Для меня это был рассказ о том, что такое современное искусство и стереотипы о нем. Саму же заявленную тему биеннале раскрывали признанные теоретики и практики этого направления — современный художник, директор Института науки и искусства Университета Сорбонна — Ольга Киселева и российский художник, куратор и исследователь art&science — Дмитрий Булатов.


«Искусство на стыке с наукой» — центральная проблема Биеннале, заявленная кураторской группой и проартикулированная лекцией и докладом на конференции специалистом в этой области Дмитрием Булатовым. Надо сказать, что увлекательные рассказы Булатова, а также демонстрация им образчиков «научного искусства» вызвали у местной аудитории весьма неоднозначную реакцию, впрочем, как и призывы сместить антропологический акцент, сбросив тем самым человека как такового

«с парохода современности». Всё сказанное и показанное, как показалось не только мне (я опрашивала мнение коллег), выглядело не вполне убедительно и отторгалось на физическом уровне. Ибо здесь был совсем снят с повестки дня этический аспект. А человек-художник еще больше воцарялся, только теперь уже на трон art&science, оставляя подопытными и подчиненными весь тварный мир, а в конечном счете и себя самого.

Что бедным венецианским голубкам от того, что художникам вздумалось решить проблему с их пометом, скапливающимся на римских памятниках, и поиметь от них вместо вреда ― пользу, накормив их составом с моющими средствами? Или захватывающая история про подсчет дыхания вагины и отправки этой информации в космос? Или про «медицинский перформанс» французской группы художников Art Oriente Objet в исполнении художницы Марион Лаваль-Жанте, вколовшей себе иммуноглобулины крови лошади? Каждый из примеров был на грани бреда и фола!

Ануш Авакян. Юла. 2016. Дворец творчества молодежи, Ташкент

Последний экспериментальный пример ― достижение единения с природой через кровь лошади ― особенно настораживает меня своим уперто материалистическим подходом. То, что раньше трансцендентное достигалось путем длительных духовных практик, возможно и с применением галлюциногенных растений, как у Кастанеды, но под руководством Его Учителя ― Дона Хуана находит свой отголосок в сегодняшнем art&science в таком буквальном и физиологичном виде.


Аслидин Каланов. Композиция II. 2018. ЦВЗ АХ Узбекистана, Ташкент

Я понимаю, что тут всё не так уж просто. Но то, что научно-технический аспект (своего рода хайдеггеровский «постав» — способ раскрытия потаенности, который заставляет человека выводить действительное из его потаенности) решает проблему человеческого сознания в будущем «технично» и даже «фармацевтично», здесь налицо. И с таким подходом, не изымается ли из нашего восприятия жизни некая тайна бытия? Здесь опять вспоминается Мартин Хайдеггер, который видел главную опасность, то есть судьбу в образе постава. В этом случае человек становится просто некой «наличностью», мнящей себя господином земли. А это, по Хайдеггеру, есть отход от сущности человека, ибо человек — это не господин сущего, а пастух бытия. Это первая опасность. И, как отмечает философ: «Выход из потаенности есть судьба, которая захватывает человека, возвращая ему подлинность бытия. Такая подлинность есть поэтический экстаз, и именно он предшествует (исторически) поставу… Современная техника, постав роковым образом заслоняет собою поэзию жизни, и одновременно техника таит в себе ростки спасительного, ибо человек сбывается только в событии истины и постав есть такая его судьба» (фрагмент лекции М. Хайдеггера «Что такое метафизика?», прочитанной 24 июля 1929 года, при вступлении в должность профессора философии Фрейбургского университета). В этом последнем предложении быть может и кроется разгадка art&science, кто знает? Это шаг к развитию трансгуманизма, на пути к которому «человечество должно преодолеть себя как таковое», в духе Джулиана Хаксли, подменяя традиционную нравственность и мораль ― биоэтикой!?

Кстати, никакой дискуссии на конференции не получилось. Просто никто к ней не был готов☺

Но рассказы Ольги Киселевой о том, как в Новой Зеландии главной реке аборигенов маори ― Уонгануи (которую они считают своим предком) дали-таки право быть юридическим лицом, а значит ― самодостаточным творением, приравненным по своему статусу к человеку (но, опять же, на уровне человеческих понятий и законов), ― по-своему обнадеживают. Это, конечно, достижение, но не для самосознания реки, а для самосознания современного глобального человека, преодолевающего субъективность (или «христанскость»/«исламскость»?) своей «человечности», который наконец-то допускает мысль о близости к истине (или одной из истин) архаического сознания первобытных культур! Или нет? Или это некий симулякр, трансступень для появления «пост-человека»? Но, тем не менее, Ольга Кисилева рассказала и о других своих интереснейших проектах, кстати, отчасти связанных и с среднеазиатским регионом. Однако это тема для отдельного материала.

Чжэн Цзин. Проект «I miss you». 2018. ЦВЗ АХ Узбекистана, Ташкент

Хочу заметить, что помимо выставок, самих художников и арт-событий меня поразило обилие в Ташкенте высококлассных выставочных залов, пригодных для экспозиций современного искусства и даже с замахом на биеннальное звучание. Это и Центральный Выставочный Зал Академии Художеств Узбекистана, и Ташкентский дом фотографии, и Галерея Изобразительных Искусств Узбекистана. У нас, в Алма-Ате, с арт-площадками подобного масштаба дело обстоит, безусловно, похуже. Так же поразило амбициозное желание коллег делать такие масштабные мероприятия под эгидой Академии Художеств. На мой вопрос ― существует ли преемственность между патриархами узбекского искусства и нынешним форматом Биеннале ― был дан ответ, что всё зависит от кураторского выбора и взгляда.


По поводу организационных недочетов, я думаю и надеюсь, что со временем, например, к девятой по счету Биеннале, эти недочеты будут успешно нивелированы☺

ЦВЗ АХ Узбекистана, Ташкент

Тем паче, речь идет о престиже страны на международной арт-арене. Со сменой власти в Узбекистане сменилась и государственная политика с закрытого вектора на открытый. Хотя эта площадка существует с 2001 года!

И она находится под ореолом «государственной короны». Одним из важных пунктов в концепте этого мероприятия является тот факт, что: «VIII Ташкентская Международная Биеннале проводится с целью: широкого международного обмена художественными практиками в сфере современного искусства и информацией об имеющих место тенденциях и перспективах развития современных медианаправлений; развития современного искусства в Узбекистане через взаимодействие с мировым художественным сообществом; создания условий для совершенствования профессиональных навыков в сфере современного искусства; формирования долгосрочных культурных связей между странами». Так что беспощадный и не очень уместный официоз, который присутствовал на открытии первой выставки в Центральном выставочном зале Академии Художеств Узбекистана, вполне закономерен. Также было закономерно и решение авторитетного и независимого жюри, отдавшего подавляющее большинство наград узбекским художникам и присудившего Гран-при работе «Сакральное пространство» наманганского скульптора Махмуда Ходжибаева, созданной под руководством куратора Биеннале Нормурода Негматова. В принципе, всё это нормально для молодого независимого государства, заявляющего о себе миру.


Я скажу так, что мне, несмотря на мелкие технические сбои, понравилась VIII Ташкентская Международная Биеннале, понравилась тем, что мероприятие, так сказать, только раскрывает свои бутоны и листья. И эта художественная свежесть и незашоренность взглядов вкупе с регионо-восточной спецификой понимания #contemporary сквозит во многих работах узбекских художников. Несмотря на мощный диктат экспансивно глобализированных и западно-центричных биеннальных практик, мы увидели и в столице Узбекистана ― Ташкенте, и в городе Бухара столь мощный культурно-исторический контекст, который может великолепно подпитывать узбекское современное искусство, делая его непохожим на западные аналоги.


В целом, любая выставочная программа, и особенно международная, имеет одну важную цель, которую можно обозначить как «коммуникации и опыты взаимодействия». И эта коммуникативная цель была так или иначе достигнута за эту неделю интенсивного передвижения от выставки к выставке, от встречи к встрече, от общения к общению, и продвижения от недоверия к доверию, от скепсиса к раскрытию сердец.


Join the mailing list
©
  • Facebook - Белый круг
  • White Instagram Icon
  • Vkontakte - Белый круг

© 2021 All rights reserved. Any use of materials is allowed only with the consent of the editorial 16+

The site is in test mode. The print publication is registered in the National Center ISSN of the Russian Federation