Поиск

Paris, 3020




Парижская галерея Perrotin представила выставку работ нью-йоркского художника Даниеля Аршама. Выставка, открытая с 11 января по 21 марта 2020 года, имеет запоминающееся название Paris, 3020, демонстрируя дату, спустя тысячелетие от настоящего времени.

Новая скульптурная серия Аршама базируется на слепках ряда классических произведений из коллекций Лувра (Париж), музея Акрополя (Афины), Kunsthistorisches Museum (Вена) и собрания базилики Сан-Пьетро-ин-Винколи (Рим). Последнее стало возможным благодаря сотрудничеству художника со старейшим литейным цехом la Réunion des Musées NationauxGrand Palais (RMN). Действующая уже более двух столетий мастерская производит высококачественные копии величайших шедевров искусства, а также имеет уникальную коллекцию слепков, начиная с доисторической эпохи и до XX века включительно.


Даниэль Аршам и слепок головы Луциллы

Что касается концепции проекта Paris, 3020, то здесь речь идет о реинтерпретации музейной скульптуры, где воспроизводимые артефакты настолько значимы, что давно превзошли статус предметов искусства, став неотъемлемой частью коллективной памяти. В ракурсе исследовательского внимания художника феномен времени и экспериментов со временем. Сегодня эта тема привлекает многих авторов, особенно с учетом того, что современный человек редко фокусируется на настоящем, думая о прошлом и неизбежно проецируя себя в будущем. Даниэль Аршам мастерски совмещает все временные ипостаси: благодаря авторской технике crystal erosion, его будущие объекты прошлого распадаются в настоящем.



Отливая реплики оригинальных скульптур, Аршам использует особую влагоустойчивую смесь цемента и штукатурки ciment de gypse, а также натуральные пигменты, аналогичные тем, какими пользовались древние скульпторы: вулканический пепел, ляпис-лазурь, селенит и кварц. Затем он создает искусственную эрозию и кристаллизацию поверхности (аналогичную естественным минеральным образованиям в камне), что и придает «новоделам» таинственную археологическую ауру.



Как утверждает художник, его интерес к историческим артефактам, когда более 10 лет назад он принял участие в археологической экспедиции, посвященной одной из самых запоминающихся и таинственных скульптур в мире одной из монолитных статуй Моаи с острова Пасхи. Около нее были обнаружены окаменелые инструменты, оставленные другой группой археологов почти столетие назад. Пораженный процессом распада, Аршам разработал собственный метод, позволяющий синтезировать прошлое из настоящего.



Например, в своем проекте Future Relic (2013–2018) Даниэль Аршам создал известковые муляжи современных бытовых предметов (фотоаппарат, стереосистема, наушники, мобильный телефон), а затем снял девять короткометражных фильмов, где демонстрируется обнаружение этих окаменелостей после обрушившейся на Землю экологической катастрофы. Художник пытался реконструировать восприятие рядового культурного объекта в качестве реликвии.

В проекте Paris, 3020 Аршам вновь выступает в качестве мастера #fictionalarcheology, или «археолога будущего». Присваивая визуальный язык классического музея, художник сознательную обращается к тому, как музеи демонстрируют и формируют историю артефактов, в частности, канонизируют объекты в рамках более широкого повествования о человеческом прогрессе.



Вместе со скульптурными работами Perrotin экспонирует серию графических штудий Аршама. Эти рисунки отсылают зрителя к историко-художественной традиции создания эскизов, подтверждая тем самым вымышленную историю о поэтапном создании произведений искусства, которые, на самом деле, никогда не существовали.