Поиск

Bacchanale



Персональная выставка британского скульптора Ребекки Стивенсон Bacchanale прошла в рамках международной ярмарки современного искусства и дизайна Collect 2020 в Лондоне. Экспозиция, представленная James Freeman Gallery в одном из залов Somerset House, объединила подборку произведений из воска и бронзы, переосмыслив идею Memento Mori с позиции современного искусства.



Воск — древний, но часто упускаемый из виду скульптурный материал. Техника литья из бронзы методом «утраченного воска» — самый распространённый способ создания бронзовых скульптур, которым пользовались мастера с древнейших времён. Начиная от изготовления древнеримских посмертных масок и до восковых портретных картин и анатомических моделей Нового времени, воск традиционно был связан с созданием муляжей человеческого тела не только в медицинских, но и в ритуальных целях, поскольку не просто имитировал плоть, но обладал особой транссубстанциальностью. Связанный с телесностью и идеей эфемерности плоти, воск, безусловно, является идеальной основой для Vanitas — философски-нравоучительных барочных натюрмортов.



Как известно, в основе барокко лежит удивительный в своей интенсивности культ смерти и, как следствие, сильнейшая потребность в её эстетизации. Ребекка Стивенсон явно играет с этими историческими аллюзиями, как посредством творческого процесса, так и посредством полученных в результате оного скульптур. Её образы берут своё начало в жанре натюрморта Золотого века голландской живописи, не просто фиксировавшего некую совокупность предметов, но тонко выявлявшего связь вещей и явлений. Именно в эпоху барокко живопись впервые становится назидательной практикой. Не только Vanitas, но и всевозможные Bloemsstilleven, Ontbijtjes, Banketjes и Pronkstilleven вступают в диалог со зрителем, сообщая ему важные моральные истины и заставляя задуматься о смысле человеческой жизни. Практика Стивенсон суммирует эти мотивы и заново изобретает их в иной технике. Отлитые из воска и полиэфирной смолы животные в окружении красочных цветов и плодов выглядят словно глазированные сахаром кондитерские изделия, причудливые деликатесы с банкетного стола. Однако зрелище не так сладко, как кажется на первый взгляд — при ближайшем рассмотрении оно становится тревожным, неестественным и даже абсурдным. Отмеченные следами анатомической диссекции, глянцевитые тела и головы непринуждённо демонстрируют зловещую картину распада, трансформации и разложения.



«Опираясь на анатомический рисунок и ботаническую иллюстрацию, моя работа занимает ограниченную территорию между научным исследованием и субъективным познанием воображаемого тела. Это почти дарвиническое видение барокко, основанное на изобилии природы и процессах генерации, которые могут привести к появлению гибридной розы, кораллового рифа, гриба или злокачественной опухоли, — рассказывает Стивенсон. — Создание „раны“ в теле скульптуры устраняет ощущение чёткой границы между объектом и зрителем. Появляется возможность взглянуть глубоко внутрь объекта. И это не совсем художественный, а, скорее, интимный опыт».


В отличие от ярких восковых фигур, бронзовые работы выполнены в более приглушённых тонах. Традиционная патина вновь наводит на мысль о быстротечности времени и тщетности всего земного. Пожалуй, благородный сплав обеспечивает идеальный контраст кокетливо балансирующим на грани китча восковым скульптурам, предлагая более оптимистичное прочтение идеи Memento Mori. Ведь бронза — это именно то, что остаётся потомкам, после того как истлеет «телесный воск».



2 copyМММ.jpg

ComArts 

recommends

Александр Колосков

Join the mailing list
©
  • Facebook - Белый круг
  • White Instagram Icon
  • Vkontakte - Белый круг

© 2021 All rights reserved. Any use of materials is allowed only with the consent of the editorial 16+

The site is in test mode. The print publication is registered in the National Center ISSN of the Russian Federation