Поиск

NFT. Big-bang moment



Специально для ComArts Ольга Калинина — юрист, управляющий директор VOC Arts, совместно с приглашенными экспертами исследует процессы диджитализации арт-рынка, а также поясняет правовые нюансы сделок с NFT.













Бизнес современного искусства в значительной степени связан с продажей уникальных физических объектов, происхождение которых проверяется галереями, профессиональными экспертами, а также аукционными домами. Цифровому искусству всего несколько десятилетий и до недавнего времени оно не собиралось так же, как живопись или скульптура — отчасти потому, что галереям было сложно его продать, в связи с невозможностью отличить оригинал от копии. Однако времена изменились и с появлением невзаимозаменяемого токена мировые арт-институции пытаются адаптироваться к новому типу транзакций, а цифровое искусство начинает продаваться, устанавливая аукционные рекорды. Так, работа художника Майка Винкельманна, известного под псевдонимом Beeple, Everydays: The First 5000 Days (2021) была продана за рекордные US$69.3 миллионов.


Невзаимозаменяемый токен NFT — это единица данных, хранящаяся в цифровой книге, называемой блокчейном, которая удостоверяет, что цифровой актив является уникальным и, следовательно, невзаимозаменяемым, может использоваться для представления таких элементов, как фотография, видео, аудио и других цифровых данных. Однако доступ к любой копии исходного файла не ограничивается покупателем NFT. Хотя копии этих цифровых элементов доступны для всех, NFT отслеживаются в блокчейнах, чтобы предоставить владельцу подтверждение права собственности, которое не связано с авторским правом.


Beeple. Everydays: The First 5000 Days. Фрагмент. 2021

В целом наблюдается тренд смены поколений коллекционеров: так, в докладе банка UBS и ярмарки ArtBasel за 2020 год отмечается, что около 50 % коллекционеров в мире являются миллениалами, 92 % из которых покупают искусство онлайн. Объем торговли NFT также впечатляет: по данным площадки NonFungible, в марте 2021 года было совершено около 80000 еженедельных транзакций. Количественные характеристики происходящего, однако, раскрывают только одну сторону данного феномена: на данном этапе NFT — это, прежде всего, технологическая инновация. Влияние в целом на визуальную культуру остается неясным, но тот факт, что мир искусства трансформируется и происходит диджитализация арт-рынка не подлежит сомнению.





Сергей Дегтярёв, современный художник




С внедрением NFT технологии галерейный бизнес однозначно изменится. Мой опыт показывает, что для реализации своих работ, художнику больше не обязательно прибегать к услугам галерей, заключать агентские договоры и отдавать при этом приличный процент с продаж. Современный художник может продвигать себя самостоятельно и выходить на своего коллекционера напрямую, с помощью соцсетей и NFT площадок, которые, в свою очередь, обеспечивают возможность реализации работ с более низкой, чем у галереи комиссией (10-15% против 50% в случае традиционных галерей). Мой последний NFT я реализовал частному коллекционеру, приложив к работе в качестве дополнения физический принт, а также подписанный сертификат подлинности на блокчейне. Технология NFT содержит в себе смарт-контракты. Это позволяет обычному художнику получать ранее доступный только серьезным аукционным домам и известным галереям уровень статистики, подтверждать провенанс, получать гарантии платежей с перепродаж (роялти). Таким образом, маркетплейсы в связке с соцсетями способны полностью заменить традиционные галереи. Это является положительным фактором, однако преградой становятся односторонние кураторские оценки известных маркетплейсов, чей взгляд обусловлен спецификой криптосообщества, которое и породило данных кураторов. В этом смысле замечательно, что наряду с ними существуют и свободные NFT площадки, которые позволяют пробивать себе дорогу пока еще не признанному, экспериментальному искусству. Ну и конечно же, мы ждём прихода кураторов-профессионалов из сферы физического искусства, которые смогут привнести экспертность туда, где пока что ощущается её вакуум.

На данный момент, площадками, где представлен широкий выбор качественного цифрового искусства являются — NiftyGateway, Foundation, Async, KnownOrigin, MakersPlace, SuperRare. Наиболее демократичные — Rarible и OpenSea. На некоторых из них есть кураторский отбор, система приглашений, рассылки для коллекционеров. Все эти «маркетплейсы нового времени» однозначно задают тренды и предоставляют больше свободы, избегая при этом агентов-посредников в виде галерей или арт-дилеров. Однако их услуги в большей степени подходят художникам с именем, которые уже нашли своих коллекционеров и используют такого рода площадки как пространство для творческих экспериментов.


Очевидно, что поле искусства уже давно работает как инструмент взаи­модействия с экономикой. Если искусство модернизма активно вносило утилитарные предметы и объекты в культурный реестр, то NFT искусство, напротив, придает цифровой информации уникальный, «невзаимозаменяемым» статус. Именно из-за уникальности эта выделенная в токен информация превращается в товар и предмет коллекционирования.


На сегодняшний день любой диджитал-коллекционер имеет возможность разместить свою NFT коллекцию, а также зарабатывать на ней, экспонировать, организовывать закрытые показы. Очевидно, что ситуация в современном искусстве меняется в пользу критического переосмысления художественного пространства и виртуальной арт-медиации.





Вадим Смахтин, креативный инженер




Интересно наблюдать, как под влиянием криптоэкономики искусство меняет свою форму. Один из проектов, в котором я участвую, как арт-директор, — Artefact, направлен на пересборку и смешивание уже существующих работ художников для создания новых образов, транслируемых через медиум NFT культуры. В студии виртуальной архитектуры EphemeraOne мы создаём выставочные пространства, где могут выставляться цифровые работы (в том числе лицензированные через NFT), а само виртуальное пространство использоваться как арт медиатор. Популяризация NFT искусства ведёт к интересному размытию рынка — внеинституциональные образцы искусства покидают свои ниши интересов и попадают в поле зрения критически настроенных институций.

Модная индустрия также не отстает от заданных трендов, виртуальная реальность помогает дополнять уже существующий продукт, создавая при этом коллаборацию с диджитал художником.





Илья Круглов, основатель ювелирного бренда Aex-8





Будучи основателем ювелирного бренда, я вижу большой потенциал и значительное количество неисследованных перспектив в данной сфере. Каждый день я узнаю новые возможности blockchain, VR, quantumcomputing, AI, и это дает дополнительное пространство для креатива. Не воспользоваться этими ресурсами сейчас равносильно отказу от интернета в 2000-е годы. Одна из идей, над которой я сейчас работаю, — это «дополненная реальность» наших ювелирных изделий. Мы уже имеем большое количество заказов, и в перспективе я вижу создание целых серий в плотной коллаборации с диджитал художниками на NFT платформах. При покупке ювелирного изделия наш клиент получает не просто ювелирное украшение, а эксклюзивный диджитал арт-объект, что ранее в мире моды в принципе было невозможно даже и представить. Я бы сказал, что диджитал дает глоток свежего воздуха всему физическому (одежда, ювелирные украшения) дополняя реальность, как бы расширяя это физическое и выводя его за рамки реального. Это именно то новое пространство, которого брендам так давно не хватало. Приходит новая диджитал эра, с новым playground, новыми темами, новой публикой, новыми ценностями и полем для исследований.


На российском рынке также появляются альтернативные NFT платформы, позволяющие художникам выпускать свои серии бюджетных работ. Одной из таких платформ является ArtCollecting, запуск которой запланирован на лето 2021 года.





Марина Надеева, основатель платформы ArtCollecting





Платформа будет работать на блокчейне Tezos, это решение обеспечит низкий порог входа — художники смогут уложиться в $5-10 и разместить целые серии NFT (по аналогии с Hashmasks или Cryptopunks). Это очень выгодно как для художников и коллекционеров, так и для платформы в целом, поскольку позволяет выстраивать долгосрочную маркетинговую стратегию. Поэтому при кураторском отборе мы в основном будем делать ставку на художников с NFT сериями, которых объединяет общая тематика, стиль и единая концепция. Мы также подключим опцию, при которой агентства, галереи и кураторы смогут продвигать художников под собственным брендом. Мы не ограничиваемся сферой искусства и приглашаем к сотрудничеству компании, у которых есть интерес к коллаборациям с художниками, желание создавать арт-объекты и размещать их на платформе под своим брендом.

Однако, несмотря на невероятные возможности цифрового арт-рынка, начинающий диджитал-коллекционер должен учитывать некоторые особенности и правовые нюансы сделок с NFT.


В случае с вложениями в криптовалюты, инвестор ставит себя в заведомо невыгодное положение, поскольку покупка NFT— это однозначно высоко рискованная инвестиция. Рынок не урегулирован, отсутствуют экспертные мнения, а также методика оценки. В связи с чем, сейчас никто не может определить, стоят ли Cryptopunks, а также иные ранние NFT своих миллионов или нет? Майк Винкельман в одном из интервью также признает наличие пузыря и сравнивает общую ситуацию на рынке NFT с интернет-бумом конца 1990-х годов, отмечая при этом и позитивный тренд — когда пузырь лопнул, гиганты вроде Google плотно укоренились в своих позициях, а рынок в целом очистился от слабых компаний. Поэтому покупка токена, не в качестве актива криптовалюты для спекуляции в краткосрочной перспективе, а в целом, как предмет альтернативной инвестиции в коллекцию — возможна и более чем реальна.


Pak. Metanoia. No date

Приобретение NFT через аукционный дом гарантирует, что покупателю принадлежат равно те права, которые указаны в договоре. В случае приобретения NFT через платформу, стоит обратить внимание на правила и внутреннюю регуляторику каждой из них. Так, правила OpenSea в большей степени направлены на регулирование лицензионных аспектов (так как сама платформа предназначена для покупки и продажи различных активов), а правила Rarible — на регулирование смарт-контрактов. Однако, несмотря на правила платформ в случае, если вы приобретаете дорогостоящий актив или собираетесь инвестировать в коллекцию, всегда следует заключать сделку письменно.


Несмотря на то, что ни одна из стран мира пока еще не урегулировала на законодательном уровне порядок сделок с NFT, положения о заключении сделок в сфере интеллектуальной собственности везде одинаковы. Художник, создавая какое-либо произведение, становится его автором без какой-либо официальной регистрации этого права, однако далее, в случае операций с этим правом, передачи его другим лицам, необходимо заключать письменное соглашение.


На текущий момент, в связи с отсутствием правового регулирования в сфере NFT, передача цифрового актива (токена по блокчейну) юридически не удостоверяет переход прав покупателю. И в случае, если у вас отсутствует заключенный договор с правообладателем, то по факту у вас отсутствуют документы как для налогового или бухгалтерского учета, так и для оспаривания ваших прав в судебном порядке.


В практике европейских судов любая сделка, связанная с передачей интеллектуальных прав, подлежит письменному заключению. Аналогичные правила действуют и в России — договор об отчуждении исключительного права заключается только в письменной форме. Несоблюдение данного условия влечет недействительность договора. Соответственно, если дело дойдет до оспаривания прав в суде, в лучшем случае вы сможете оперировать распечатками из блокчейна, а также пользовательскими соглашениями с платформой, где была проведена сделка с NFT.


Поэтому в случае, если вы решили инвестировать в NFT, параллельно купле-продаже на платформе, необходимо заключить договор, включив в него заверения и гарантии сторон. Заверения могут быть сделаны на широкий спектр: продавец может гарантировать подлинность NFT, наличие прав, иное. Если же указанные заверения впоследствии окажутся недостоверными, коллекционер в судебном порядке сможет гарантированно требовать возмещения ему убытков.


Также очень часто возникает вопрос, как быть с плагиатом NFT токенов, а также их незаконным размещением третьими лицами. В таком случае, следует обратиться к платформе с требованием о прекращении демонстрации токена. Если же это дорогостоящий актив, возможна продуманная юридическая концепция защиты прав в договоре с продавцом.


Единственный серьёзный риск, который необходимо принимать во внимание, если рассматривать криптоискусство в качестве долгосрочной инвестиции, это возможность остаться без базового актива. Важно помнить, что, когда вы приобретаете NFT — вы приобретаете не сам актив, а запись о собственности в блокчейне. В смарт-контракте в качестве метаданных указывается ссылка на объект — фото, видео или другой файл, который хранится на централизованных (AWS) или децентрализованных серверах (IPFS). На практике, если платформа или иной стартап выходит из бизнеса, то и цифровое произведение искусства с большой вероятностью может пропасть из поля видимости.


Технология блокчейна и смарт-контрактов уже давно применяется во многих сферах — начиная от финансового мира и заканчивая рынком недвижимости. Мир искусства также приобрел для себя новый инструмент, который не только упрощает жизнь его участникам, но и предоставляет поле для творческих экспериментов. В практике уже имеются случаи, когда галереи полностью переходили на блокчейн, создавая диджитал-провенанс и закрывая сделки технологией смарт-контракта. Также нельзя отрицать и тот факт, что для защиты интеллектуальной собственности или покупки произведений искусства поколения Z потребуются иные юридические подходы и решения.



Inventivore. Soul of the Arctic. 2021