Поиск

Райский монстр



7 декабря 2018 года в Москве открылся первый выставочный проект ECC Russia ― выставка фотографий Нобуеси Араки «Чудовищный рай» совместно с RuArts Gallery. На выставке были представлены пятьдесят шесть ранее не экспонировавшихся снимков японского мастера.


Японский фотограф Нобуеси Араки родился в 1940 году в Токио и получил широкую известность благодаря провокационным эротическим фотографиям. Начиная с 1960-х годов, Араки открывает новый жанр «личной» фотографии, сюжетом которой становятся его внутренние переживания и отношения с другими людьми и вещами. С присущей ему неуемной креативной энергией Араки фотографирует умирающих людей, разрушающиеся здания, увядающие цветы, а с другой стороны — портреты молодых людей, пейзажи Токио, связанных женщин и роскошные букеты. Реальность и выдумка, Эрос и Танатос, сосуществуют на равных правах в искусстве фотографа. Гармоничная связь противоположностей и составляет самую суть фотографии, с точки зрения Араки.


«Рай» ― важнейший сюжет для японского фотографа. После смерти жены Йоко Араки снимает несколько серий фотографий в рамках данной сюжетной линии, включая и последний завершенный проект «Чудовищный Рай», представленный в RuArts Gallery совместно с ECC Russia.

«По существу, рай — это иной мир. Здесь вы увидите, как насилуют молодых девушек, а оторванные головы катятся по земле. Рай, как я всегда говорю,наполовину ад. Без ада нет рая…»

Экспозиция включила в себя фотографии, специальное издание и видео. Натюрморты из серии «Чудовищный Рай», представленные в галерее, экспонировались впервые. Дикие джунгли, где таятся опасность и соблазн, боль и блаженство, жизнь и смерть. В каждом снимке чувственная эстетика оттеняется неизбежностью конца. При более внимательном созерцании кожа сливается с листьями, губы с цветами, фон пропитывается кровавым эротизмом. Экспозиция также дополнена видео, где мы можем увидеть «чудовищную» динамику Токио, которую создают сотни людей на одном из известнейших перекрестков Сибуя.


Специально для ComArts представители ECC Russia, кураторы выставки «Чудовищный рай» Светлана Ерошина и Радмила Саркисян приоткрыли завесу тайны долгой и плодотворной творческой деятельности легендарного Нобуеси Араки.


Каковы были первые снимки Араки? Что это было?

Первые снимки сделаны Араки в старом центре Мукодзима, Токио. Он любил там бывать, фотографировать мальчишек-хулиганов. Также он изучал фильмы итальянских неореалистов Роберто Росселини и Витторио де Сика. Ему нравился их документальный подход с юношами и девушками на улицах и обычными людьми в качестве актеров. Он нашел одну старую, довоенную квартиру по соседству, и стал следить за жизнью проживавшего там мальчика по имени Саччин и узнавал в нем себя. За снимки Саччина он получил престижную премию Тайо в возрасте 23 лет. Первый альбом Араки назывался «Лица 70-х», где можно было увидеть только портреты людей на улицах Гинзы, будничные кадры и лица без какого-либо фона. Затем появился альбом «Лица 80-х», эпоха половой распущенности. Каждый альбом ― отражение эпохи. Но больше всего Араки всегда привлекал и привлекает портрет.


Араки, безусловно, один из самых продуктивных художников нашего времени и при этом так же увлечен фотографией, как и пятьдесят лет назад. В чем его секрет? Что его вдохновляет?


Момент. В фотографии всё концентрируется в моменте, время останавливается. Снимая, ты фиксируешь точки во времени. Снимки образуют линию твоей жизни. Нажимая на спуск, Араки ставит очередную точку во времени. Чувства можно пере-дать без слов, и в этом Араки помогает камера. Иногда Араки снимает несколькими камерами, таким образом он получает разные снимки одного момента. Он не просто делает кадр, но схватывает всё, что заключено в моменте. Чудовищная способность. Когда Араки арестовали, в лифте полицейского участка он познакомился с проституткой, у него не было камеры, и он нарисовал ее. Он действительно находит удовольствие в том, что делает, ведь для большинства людей любая работа, даже приятная, несколько мучительна. Но не для Араки.


Фотограф часто сотрудничает с модными брендами. Достаточно назвать несколько: Cartier, Supreme, Yves Saint Laurent за последние два года. Чем коммерческая фотография Араки отличается от художественной?


Как говорит сам Араки, он должен показывать, что умеет снимать в том числе и моду. Араки не перестает очаровывать, и в направлении fashion он не изменяет себе, раскрывая внутренний мир модели, сохраняя чувственность и эротику кадра, он создает портрет бренда так же страстно и увлеченно, как создает портреты людей. И хотя многие воспринимают его как шоумена, в первую очередь он исследует механизм взаимодействия фотографии с миром.


Многие люди считают работы Араки женоненавистническими, многие женщины, напротив, видят в них идеи независимости, свободы и силы. Как он сам описывает свои работы?



Его работы действительно могут вызвать неодобрение со стороны феминисток и желание запретить подобную репрезентацию сексуальных фантазий. Несмотря на разные мнения о работах Араки, сам он ― настоящий джентльмен. Веселый, добрый и совсем не страшный, он очень хорошо понимает японские культурные традиции, особенно классические мужские ценности. Японцы очень скованы в вопросах секса. Нельзя раздеваться на публике, женщине запрещено демонстрировать наготу. Поэтому работы Араки оказали столь сильное влияние на общество и культуру страны. Он как будто создает свою версию классической гравюры таких старых мастеров, как, например, Утамару и Хокусай. Он обновляет традиционное в искусстве, открывает забытые богатые эротические традиции Японии. Японское чувство не выставляется напоказ, оно ненавязчиво. Фотографии Араки ― это произведения эротического искусства, он создает их вместе с моделью, оба выкладываются на все сто. Модель показывает ему свои не самые привлекательные стороны, но Араки ловит искру и превращает ее в произведение искусства, заставляя додумывать эротику изображения. Скандальные снимки ― это лишь малая часть Араки.


Учитывая такой накал страстей в его работе и строгие моральные устои в Японии, ему приходилось иметь дело с властями?


Фотографии Араки — эротичные, возбуждающие, провокационные, неоднократно подвергались жесткой цензуре вплоть до конфискации и ареста со стороны японских властей. И если на Западе Араки считали сексистом, то японцы скорее беспокоились за имидж страны. Ведь он делал не только постановочные кадры с женщинами, связанными в технике шибари (искусство эротического бондажа), но и подглядывал за жизнью обычных японцев, в которой присутствуют и злачные заведения, и бандиты, и проституция. Например, в 1993 году в Токио проходила выставка Араки, где фотограф впервые представил серию «Эротос». Во время открытия в помещение Parco Gallery ворвалась полиция и арестовала организаторов и куратора, обвинив их в демонстрации нецензурных снимков. Каталоги были конфискованы, сам Араки вызван на допрос, а его офис и дом подверглись обыску.


Расскажите о серии «Чудовищный рай»? Какова история создания этих фотографий?


История сотрудничества Европейского Культурного Центра и Нобуеси Араки началась в далеком 1999 году, когда голландский художник и основатель Европейского Культурного Центра Рене Рейтмайер впервые познакомился со знаменитым японцем на открытии его выставки в Музее Современного Искусства в Токио. Спустя несколько лет Рене вместе с кураторами Сарой Голд и Карлайн де Йонг уже организовали несколько совместных проектов с такими известными художниками, как Он Кавара, Роман Опалька, Лоуренс Винер, Бен Вотье, Герман де Врис, Херман Нитш, Арнульф Райнер и Йоко Оно. Тем не менее, они всегда мечтали поработать с Араки. В ноябре 2012 года Рене позвонил Араки, но даже с переводчиком коммуникация с японцем оказалась затруднительна. Разговорный японский оказался сложным для переводчика. В итоге Араки посоветовал обратиться к его менеджеру, Нацуко Одатэ, которая говорила по-английски и могла помочь с коммуникацией. В марте 2013 года Рене, Сара и Карлайн были готовы приехать в Токио для начала работы над проектом, но Нацуко предпочла сначала прилететь в Венецию и познакомиться лично. И только в августе 2015 года, в Синдзюку (коммерческий центр Токио), в Bar Rouge состоялась долгожданная встреча с Араки. Сара и Карлайн — поклонницы таланта Араки — мечтали поработать с ним в его фирменной технике бондажа, ведь Араки снимал исключительно японок. Исключением были только Бьорк и Леди Гага. Сара и Карлайн объяснили Нацуко, что готовы к любому сюжету, который выберет Араки. Они были заворожены неизвестностью, совершенно новым миром Токио, эротичным красным светом Bar Rouge и фотографиями Араки на стенах. Рене, Сара и Карлайн решили привезти Араки



необычные сувениры в виде игрушечных животных. Араки был в восторге от маленьких монстров и решил сделать серию фотографий с хамелеоном и ящерицей, которые воплотят образы Сары и Карлайн. Две молодые привлекательные голландские девушки должны были быть представлены игрушечными монстрами в джунглях мертвых цветов. Одна из самых любимых аллегорий Араки. Фотограф принял подарки и начал работу над проектом, который включит в себя серию фотографий и публикацию книги совместно с Европейским Культурный Центром. Когда Рене, Сара и Карлайн вернулись в Венецию, конечно, они надеялись, что Араки сделает интересную серию фотографий. Но реальные снимки превзошли все их ожидания, хотя Араки и работал над серией не один год. Только в апреле 2018 года Араки прислал двести снимков ранее не экспонируемой серии «Чудовищный Рай». Мы издали книгу с историей создания «Чудовищного Рая» и с разрешения Араки открыли в России первую подобного масштаба выставку полной серии фотографий Араки совместно с RuArts Gallery.


Известно, что Араки всегда работал в Токио и очень редко ездил за границу. В чем для него притягательная красота этого города?


Араки никогда не стремился уехать из Японии, он даже не представляет свою жизнь и творчество вне Японии. Но это вовсе не значит, что ему нравится всё что происходит в его городе. Токио — это его окружение в физическом и ментальном смысле. Токио — это его мир, его небо, то самое небо, которое он снимает со своего балкона. Каждая фотография Араки — Япония, а небо — это пленка. Тем не менее, Араки отмечает, что «Токио развивается не лучшую сторону. Город больше напоминает большую стройку и теряет человечность. Жизнь становится механической и автоматизированной. Мне всё сложнее находить человеческие чувства и эмоции в Токио. Тем не менее, я не отчаиваюсь и продолжаю бродить по городу со своей камерой».

Join the mailing list
©
  • Facebook - Белый круг
  • White Instagram Icon
  • Vkontakte - Белый круг

© 2021 All rights reserved. Any use of materials is allowed only with the consent of the editorial 16+

The site is in test mode. The print publication is registered in the National Center ISSN of the Russian Federation