Поиск

Посторонний


Всё шло без моего участия. Мою судьбу решали, не спрашивая моего мнения. Альбер Камю «Посторонний»




С 15 января по 15 марта 2020 года Nikolskaya Gallery при поддержке Pop Up Museum — мобильного музея современного русского искусства — представила персональную выставку живописи Романа Казуса «Посторонний». Кураторы Ирина Никольская и Андрей Крашенинников рассматривают данный проект в русле исследований информации как синтетического медиа-продукта.



Сегодня СМИ являются основным источником, формирующим картину человеческой реальности через механизм проекции произошедших событий. В связи с этим проблемы объективного восприятия и необходимости критического осмысления получаемой информации актуальны как никогда. Концепция проекта предполагает размежевание общества на непосредственных участников событий и сторонних наблюдателей, для которых СМИ формируют иную, параллельную реальности картину мира.

Роман Казус находит сюжеты своих работ во фрагментах медиапотока. Его интересует феномен потребления информации. «Потребляя медиаконтент, мы почти никогда не становимся свидетелями того, что нам показывают. Мы видим только определённый поток событий. Презентация зависит от множества факторов: ракурса, вещей, оставленных за кадром, а также комментариев, описывающих происходящее», — поясняет художник.

Полотна Казуса строятся на контрастах, демонстрируя оппозицию между хорошо экипированными силовыми структурами и обнажёнными фигурами беззащитных людей, по преимуществу женщин. Очевидно, нагота символизирует беспомощность простого человека, пытающегося противостоять давлению власти. Однако и эти попытки, и безжалостное их подавление несут в себе импульсы разрушительной варварской энергии. Устрашающий эффект подкрепляется пластическим диссонансом между беспредметной стихией цвета и прорывающимися сквозь неё фрагментами объективной реальности. Некоторые композиции откровенно бредовы, а местами даже непристойны.

Суггестивная пастозно-шершавая ткань полотен постепенно затягивает в водовороты ужаса, боли и крика. Художник апеллирует к намеренно резким и вызывающим сюжетам и позам, как будто хочет показать что-нибудь такое, отчего зрителю стало бы особенно тревожно и неприятно. Однако не уточняет до конца, что именно, предлагая самостоятельно заполнить демонстративно оставленные им смысловые лакуны.

Вместе с тем визуальные «кошмары» Романа Казуса весьма далеки от «чёрных» фантастических гротесков и вполне претендуют на метафорическое выражение глухой и беспросветной ночи, сгустившейся над человеческим сообществом. Экзистенциальное противостояние, выраженное в контрастах техногенности и плоти, абстрактного и фигуративного, нарративного и бессвязного, заметно усиливает ощущение тёмного «мира-застенка», где жизненно необходимо, не углубляясь ни в одну из возможностей выбо - ра, стать «посторонним», даже по отношению к самому бытию.