Поиск

Констелляция света




Невозможно переоценить значение творчества Джеймса Таррелла в рамках современного художественного процесса: этот американский художник взял цвет и свет — два самых простых, но чувственных аспекта человеческого существования, и полностью переосмыслил то, каким может быть искусство.


11 февраля в лондонской галерее Pace открылась ​​масштабная выставка Таррелла, которая, кстати, была анонсирована работой Mors Somnus, представленной для летней экспозиции в Королевской академии художеств (RA) в 2019 году. Для Pace это уже девятая персональная выставка художника. На этот раз галерея демонстрирует 3 новые работы из серии Constellation, которую в свою очередь следует признать апогеем более чем 50-летнего творческого исследования автора на тему света, пространства и времени, интересующих его с момента участия в программе Art & Technology Музея Искусств Лос-Анджелеса (LACMA) в конце 1960-х годов. Стоит заметить, что прежде чем обратиться к творчеству, Таррелл несколько лет изучал психологию восприятия, математику, астрономию, другие естественные науки и, в конечном итоге, истории искусств, а также работал в Национальном управлении по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА).



Как утверждает куратор выставки Оливер Шульц, Constellation — это размышление о связи феноменологии, пространства и света. Именно эта взаимосвязь, будучи грамматикой пластического языка Таррелла, сменила формы проекций и иллюзий, характеризовавших его ранние работы, дабы сосредоточится на раскрытии материальности и физическом проявлении света по аналогии со станковой живописью.



Три объекта выставки Sagittarius, Cassiopeia и Pegasus представляют собой светящиеся порталы, или архитектуру мысли, которая позволяет встретиться со светом путем переосмысления пространства внутри пространства, или, как называет его Таррелл, сенситивного пространства. Художник предлагает зрителю переосмыслить свет уже не как метафору геометрической оптики, а как чистую материальность в максимально возвышенной духовной форме, которая, по его мнению, может быть осмыслена через феноменологию ощущений по отношению к контексту места. Представленные работы имеют эллиптические и круглые формы с матовой поверхностью из травленого стекла, которые анимируются с помощью программируемых светодиодов. Программа работает циклично, смещение градиента цвета незаметно для зрителя и способно вызвать особый трансцендентальный опыт.

Стоит отметить, что для Джеймса Таррелла опыт света не является чем-то абстрактным. Он утверждает, что свет — это сущность всего искусства, и именно эта убежденность направляет его в работе.

«Обычно мы используем свет для освещения других вещей. Меня же интересует «вещность» света — его физическое присутствие, ощущаемое присутствие света в пространстве, в которое мы осознанно входим», — однажды заметил художник. Через вопрос: «Как мы чувствуем свет?» Таррелл стремится пробудить, подтолкнуть зрителя к новому восприятию, о возможности котором тот и сам обычно не подозревает.



Рассматривая возможную связь с космическим измерением света, Constellation артикулирует поэтику дистанцированности, которая репрезентует свет как некое откровение по отношению к любым событиям, движению или контекстам. Всеобъемлющая геометрия Таррелла пронизывает галерею аффективной и виртуальной атмосферой, демонстрируя новую констелляцию световых объектов, резонирующую с мистическим знанием.


К слову сказать, два овала и круг идеально вписываются в контекст классического пространства Pace, демонстрируя фактическую материальностью света и тайную геометрию световых явлений. Каждый из объектов похож на послесвечение какого-то космического события, визуальный отпечаток далеких сверхновых. Объекты незаметно пульсируют в диапазоне между пурпурным, красным, оранжевым, зеленым и синим. Это своего рода образ вселенной, странным образом запечатленный на стенах. В офисе галереи можно увидеть еще одну, четвертую ромбовидную работу, не вошедшую в экспозицию. Для этого достаточно заглянуть в правое внешнее окно при выходе из галереи на Burlington Gardens.