Поиск

Глобальное сопротивление


Глобальный Юг — это политически корректный термин, используемый для обозначения стран третьего мира. Чтобы помочь современному обществу пересмотреть художественные практики вышеупомянутого региона и связать их актуальной повесткой дня, Национальный центр искусства и культуры Жоржа Помпиду подготовил масштабный проект под названием Global (e) Resistance. Экспозиция открыта для просмотра с 29 июля 2020 года по 4 января 2021 года, кураторами выставки стали Кристин Мэйсел, Алисия Нок и Юнг Ма. В пространстве экспозиции представлено около ста работ более шестидесяти художников, которые были приобретены музеем за последнее десятилетие в рамках академических исследований того, как культурные институции соотносят себя с политикой и международной арт-сценой. Данный отбор позволил выявить стратегии сопротивления, выработанные через художественную практику авторов из Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Западной и Южной Африки, а также Латинской Америки, в период от падения железного занавеса и эпохи деколонизации до более поздних альтернативных интерпретаций истории. В ответ на экзистенциальные кризисы и отсутствие свободы у художников выработались различные методы, направленные на критическое изучение официальной и частной истории, индивидуальной и коллективной памяти. Круг интересов кураторов также весьма широк: от формулировки эстетики и политики до отношения самого музея к политике в мире искусства.



Открывают выставку две ранние медиаработы из коллекции Центра Помпиду: фильм Коко Фуско и Гильермо Гомес-Пенья The Couple in the Cage (1993), а также видео Рене Грин Partially Buried (1996), посвящённые политическим протестам и тому, какой вклад последние внесли в трансформацию самой системы мышления. В своей работе Фуско и Гомес-Пенья представляют себя недавно обнаруженными «индейцами» из вымышленной туземной страны. Ссылаясь на демонстрацию практики мировых ярмарок и «цирка уродов» XIX века, они исследуют режимы господства, лежащие в основе колониального прошлого Европы, включая представления о досуге. Грин, со своей стороны, исследует взаимодействие человеческой памяти и памятников. Повторно посетив то место, где Роберт Смитсон разместил своеобразный мемориал на территории главного кампуса Кентского государственного университета, она документирует свой собственный процесс «раскопок». Работа Смитсона состояла из существующего уже дровяного сарая и земли, добавленной художником, чтобы проиллюстрировать концепцию энтропии. Художник пожертвовал свою работу университету, прося не вносить никаких изменений и позволить структуре разрушиться естественным образом. Вскоре после расстрела безоружных кентских студентов, произошедшего 4 мая 1970 года в ходе демонстраций против войны во Вьетнаме, аноним добавил на одну из горизонтальных балок сооружения надпись белой краской: MAY 4 KENT 70. Трагедия вызвала волну протестов в университетах США и привлекла огромное общественное внимание, сообщив произведению ленд-арта добавочные политические смыслы.


Бартеломью Того. Искупление. 2012–2014

Инсталляция Бартеломью Того Redemption (2013–2014), исследующая концепцию панафриканизма, а также тему народного искупления и спасения, выставлена впервые с момента её приобретения. Среди прочих элементов зритель может увидеть огромные штампы с лозунгами. Отпечатки, созданные этими штампами, разбросаны по стенам экспозиции. Каждая фраза сигнализирует о той или иной проблеме африканцев, отсылая к национальным контекстам, которые в свою очередь свидетельствуют о глобальной общечеловеческой борьбе за справедливость. Другие работы, демонстрируемые у входа в галерею, также выступают в качестве своеобразных манифестов. Так, например, Халил Рабах исследует ситуацию в Палестине, Тереза Марголлес визуализирует понятие мексиканской границы, а Надия Кааби-Линке напоминает о бесконечных странствиях мигрантов.

Кеманг Ва Лехулере. Красная зима в Гугулету. 2016

Экспозиция демонстрирует, как определённые города, такие как Брэддок, Йоханнесбург, Дакар, ставшие своего рода воплощением социальных и политических беспорядков и экономического спада, оказались в фокусе внимания очень разных художников. На выставке также представлены работы, посвящённые последствиям политики апартеида, критике коммунистической теории и экологическим угрозам. Произведения искусства подтверждают, что последствия колониализма сохраняются повсеместно. Например, крупноформатная фотография Килуанджи Киа Хенда подрывает властные отношения, установившиеся в результате португальской колонизации Анголы в XVI веке. Три изображения из серии Redefining the Power (2011) трансформируют общественные памятники, помещая современных поэтов и активистов на пустые пьедесталы. Колумбиец Иван Арготе отвечает на аналогичные вопросы в контексте Латинской Америки. Серия Turistas (2012–2013) повествует о колониальной эксплуатации, превращая статуи испанских колонизаторов и королей в туристов, одетых в местные пончо. Феминизм также выходит за рамки национальных границ. Сьюзан Хефуна рассматривает традиционные решётчатые арабские ширмы как некий инструмент, скрывающий и подавляющий женскую идентичность. В то же время Сара Ухадду предлагает незамужним марокканским женщинам, нуждающимся в приданом, выткать себе гобелены из резины, которую она закупила на местных рынках. Подчёркивая тяжёлое бремя, которое традиция возлагает на женщин, обе художницы перенастраивают патриархальные методы и продукты для восстановления свободы воли и самодостаточности.


Малала Андриалавидразана. Естественная история человечества. 2016-2017

Безусловно, эта захватывающая и, прежде всего, важная выставка даёт много новой информации и учит сопротивляться, без страха заявляя о своей свободе. Однажды на лекции Qu’est-ce que l’acte de création? в парижской киношколе La Femis Жиль Делёз отметил, что только акт сопротивления противостоит смерти — либо в виде произведения искусства, либо в форме человеческой борьбы. И то, и другое, по мнению философа, порождено одним и тем же импульсом. Экспозиция Global (e) Resistance демонстрирует именно этот общий импульс сопротивления. Огромный спектр вопросов, рассмотренных художниками, убедительно доказывает, что современная арт-практика способна продуктивно исследовать, разоблачать и переосмыслять идеологические, социальные, расовые и гендерные иерархии. С другой стороны, хотя амбициозный масштаб выставки способствует межкультурному диалогу, он иногда сглаживает важные нюансы, связанные с вопросами диаспоры и транснациональности. Более того, универсализирующий метод кураторов стирает различия между географическим контекстом и культурной средой, занимающей центральное место в самих произведениях искусства, особенно в отношении конкретных колониальных историй. Таким образом, Global (e) Resistance решительно и сознательно инсценирует напряжённость, которая воплощает всё более актуальную категорию «глобального».