Поиск

Буйство плоти



Надя Скьяннини





Британская художница Дженни Сэвилл вернулась во Флоренцию, с новой сольной выставкой, которая продлится с 30 сентября 2021 года по 20 февраля 2022 года. Проект, курируемый директором Museo del Novecento Серджио Рисалити при поддержке Gagosyan Gallery и муниципалитета Флоренции, демонстрирует творчество Сэвилл от ее первых успехов в 1990-е годы до дня сегодняшнего. Маршрут, разветвляющийся по всему историческому центру и включающий пять важнейших культурных памятников города Медичи, ведет зрителя к осмыслению вневременного диалога между Ренессансом и современностью. Museo Novecento стал отправной точкой масштабного художественного события, распространившегося и на другие музеи города: Museo di Palazzo Vecchio, Museo dell’Opera del Duomo, Museo degli Innocenti и Museo di Casa Buonarroti. На выставке представлено около сотни работ рисунков и полотен среднего и большого формата. Некоторые картины написаны специально для данного проекта.



Дженни Сэвилл легко преодолевает границы между фигуративом и абстракцией, умея преобразовать актуальную хронику в универсальный образ современный гуманизм, который вновь ставит человека в центр истории искусства. Исследуя витальные силы, которые действуют внутри, а иногда и против человека, Сэвилл обращается к экспрессии Виллема де Кунинга и Сая Твомбли, а также деформациям Пабло Пикассо и Фрэнсиса Бэкона. Ее художественный метод характерен интересом к несовершенствам и уязвимым местам человеческого тела. Известно, что в 1990-е годы Сэвилл изучала анатомию человека, наблюдая за работой пластических хирургов в Нью-Йорке. Благодаря этому опыту ей понятны не только механизмы манипуляций с тканями и кожей, но также боль и страдания «жертв» косметической хирургии. Многие герои Сэвилл выглядят гротескно и даже бесполо, с вялыми и бесформенными конечностями. Их облик явно противоречит стереотипным канонам красоты, которые всё ещё навязываются современным обществом. И хотя сюжеты Сэвилл по-прежнему принадлежат классической традиции: масштабные портреты, обнаженные тела, многофигурные композиции, статуарность поз, она нередко черпает вдохновение в памятниках первобытного искусства. «Венера из Холе-Фельс — древнейшая из известных науке палеолитических венер очень агрессивна и обладает большой грудью. У неё нет головы и ног, а только части, которые свидетельствуют о её плодородии. И мы не знаем, кто её создал мужчина или женщина», отмечает художница.



Будучи наследницей так называемой School of London, Сэвилл убеждена, что потенциал станковой живописи еще не исчерпан. В поисках истины, раскрывающей выразительную имманентность тела, художница работает в студии не только с живой натурой, но и с фотографией. В процессе создания своих образов она собирает вырезки из газет и каталогов, смешивая историю искусства и археологию, научные иллюстрации и новостные кадры. «Цифровая фотография важна в моей работе, —рассказывает Сэвилл, Я обнаружила, что могу видеть больше с помощью фотографии модели, чем с помощью самой модели, традиционно мне позирующей. Например, я работала с моделью, которая шила. Когда она позировала, её ступни непроизвольно вытягивались, двигаясь вперед-назад. Я начала очень быстро снимать это движение на цифровую камеру. Когда я посмотрела на кадры, то поняла, что мне удалось запечатлеть, как модель неестественно, по-звериному вытягивает пальцы. Никто в истории искусства никогда не рисовал ногу вот так, потому что человеческий глаз не в состоянии ни уловить, ни интерпретировать эту информацию».



Творчество Дженни Сэвилл вполне отражает великие амбиции мастеров Ренессанса. Однако вопреки этим чувственным и божественным образчикам наготы Сэвилл создаёт образы земных женщин — рыхлых, одутловатых, иногда с синяками или трещинами на коже. Это не гармоничное тело, а страдающая, беспокойная и изменчивая плоть.


Среди работ, экспонируемых на выставке, примечателен монументальный портрет Розетты (2000–2006) молодой незрячей женщины, запрокинувшей голову в состоянии экстатической отрешенности. Картина, размещенная в Museo Novecento, над алтарем в бывшей церкви Spedale, является яркой эмоциональной отсылкой к деревянному распятию Джотто. Розетта слепа, но все видит. Ее мутные, переливчатые глаза смотрят из своей ренессансной ниши через окно на Piazza Santa Maria Novella на собор, где в центре нефа висит распятие.


В Palazzo Vecchio, среди грандиозных фресок Джорджо Вазари XVI века, изображающих сражающихся мужчин, демонстрируется четырёхметровое полотно Сэвилл Fulcrum, изображающее в буквальном смысле слова гору обнаженных женских тел, раздавленных своим весом и самим своим существованием.



Страстный диалог Сэвилл с творчеством Микеланджело достигает своего апогея в Museo dell'Opera del Duomo, части монументального комплекса Opera di Santa Maria del Fiore. Здесь, в комнате, где хранится Pieta Bandini (около 1547–1555), созданная Буонарроти в последние годы жизни, выставлен крупноформатный рисунок около трех метров высотой этюд для Pieta (2021). В залах Museo degli Innocenti и Casa Buonarroti представлены работы посвященные к теме материнства и детства, а также вариации этюда для Pieta.


Творчество Дженни Сэвилл резонансно по своей сути и просто не может оставить зрителя равнодушным. Пластический баланс между монументальной драмой тел и рваной мощной фактурой подчеркивают масштаб и глубину феминного дискурса. Как отметил Серджио Рисалити, культура Возрождения — это культура, в которой доминируют мужчины. Искусство, в свою очередь, инкапсулировало культуру, рассматривавшую мужские тела как сосредоточие безграничных физических возможностей, в то время как женские тела были, по сути, пассивными вместилищами мужских желаний. Сегодня художественное сообщество имеет счастливую возможность признать и принять альтернативную точку зрения.