Поиск

Бесконечные поиски Высшего Разума



5 сентября 2019 года в Москве в залах Фонда культуры «Екатерина» открылась первая в России масштабная персональная выставка Ольги Киселёвой «Сверхчеловек — недоросль». Название проекта корреспондирует со статей выдающегося философа-футуролога, родоначальника русского космизма Николая Фёдорова. Статья посвящена критике личности и философской позиции Фридриха Ницше, однако, выставка не об этом, а о том, что проблема сверхчеловека, обозначенная немецким философом, принимает в наши дни всё более удивительные и тревожные формы.



Сегодня человечество считает себя всесильным хозяином мира, способным регулировать не только процессы внутри цивилизации, но и вне ее, то есть природные, и даже космические явления. Именно в этом смысле современный человек, щедро экипированный мобильными телефонами, сенсорами, датчиками и другими гаджетами, чувствует себя сверхчеловеком, всё ещё оставаясь недорослем по отношению к Высшему Разуму, воплощенному в природе, космосе и памятниках философской мысли.

Серия прозрачных пластиковых кубов, внутри которых спрятаны QR коды, рассказывает о недостатках современного человека. Внешне они напоминают роскошно упакованные, идеально ограненные бриллианты, что полностью не соответствует их скрытому содержанию. При считывании QR кодов появляются видео, демонстрирующие различные человеческие пороки.
Хрустальный ларец. Интерактивная инсталляция. 2018, Фонд культуры «Екатерина»

Ольга Киселёва — художник, чей интерес обращен прежде всего к точным наукам — новейшим отраслям биологии и физики, а также к политической и социальной сфере. Ее мастерская-лаборатория в тесном сотрудничестве с научными центрами Сорбонны проводит уникальные творческие эксперименты, строго соблюдая методы, принятые в соответствующей области исследования. Это могут быть опыты по восприятию времени и пространства, анализ территориальной динамики или поиски альтернативных форм интеллекта путём изучения и восстановления древнего будущего знания.



Стоит отметить, что Николай Федоров не мыслил своей «Философии общего дела» без тесного взаимодействия науки и искусства. В проекте «Сверхчеловек — недоросль» Ольга Киселева обращается к темам, обозначенным Фёдоровым как «коперниканская архитектура», «призрачная автономия», «идеографическое письмо». Результаты этих исследований представлены на выставке в виде серии инсталляций, созданных in-situ, а также посредством документации нескольких масштабных проектов, реализованных автором в разное время при поддержке культурных и научных институций в разных частях света.


Специально для ComArts Ольга Киселева рассказала о том, как и зачем создавался этот проект.


О чем все-таки эта выставка?


Выставка о том, как нас пытаются приучить к различным гаджетам и как этому сопротивляться. Во-первых, о том, что сопротивляться необходимо, потому что пока мы к ним очень радостно и беспечно относимся, мы, тем самым, позволяем им захватить власть над нами. Также эта выставка о том, что есть и другой разум нежели искусственный. И как с ним найти общий язык и быть в гармонии именно с ним, а не с гаджетами.


У нас в сознании давно уже выстроилась некая иерархия. Вот есть космический разум ноосфера или можно назвать его как-то иначе. Есть человеческий разум, который можно считать таким микрокосмом. А можно не считать. И есть искусственный интеллект. Как вы думаете, эти три ступени лестницы могут существовать?

Да, конечно. Но я не уверена, что разума именно три. Возможно, их четыре. Потому что есть еще разум природный, который близок к космическому. Тождественны они или нет, нам еще предстоит выяснить. Мне кажется, что главная проблема в том, что создание человеком искусственного разума происходит автономно, на чисто научной, какой-то бездуховной и просто антинатуральной основе. И конечно, единственная возможность, чтобы все сошлось и срослось, чтобы этот искусственный разум заработал так, как надо, — это дать ему немного космического и природного.


Border / no Border. 2-х канальная видеоинсталляция. 2005, Фонд культуры «Екатерина»

А как же быть с утверждением, что космос есть абсолютное зло. Нечто холодное, бесчеловечное. Нет ли опасности, что искусственный интеллект станет таким же нечеловеческим, то есть космическим? Тогда у него действительно будут все шансы поработить и человека, и природу. Мне в этом видится парадокс. Мы все читали Священное писание и знаем, что господь, сотворив человека, наделил его свободной волей и в связи с этим попал в очень неприятную ситуацию.

Боюсь, что не все читали Священное писание. Далеко не все

Но не попадет ли человек в аналогичную ситуацию?

Думаю, все идет к тому, чтобы ему в нее попасть.

Тогда вопрос практического свойства. Когда вы создаете выставки, вы одновременно являетесь и автором, и куратором? Как было на этот раз?

Нет, я не курирую свои выставки. В данном случае курирующей институцией выступал Фонд культуры «Екатерина».


Каким образом выстраивалась экспозиция. Я вижу явное преобладание видео-арта. Это обусловлено концепцией выставки?

Почему преобладают видео работы? Потому что, с одной стороны, это отдельные видео проекты и такое их представление самое удачное и адекватное. Зритель может видеть, как из одного видео изображения смысл переходит в другое. Также это перформансы, документируемые посредством видео. Вчера ночью мы закончили видео, документирующее перформанс «Бесконечность», состоявшийся в июле этого года. Сегодня он впервые демонстрируется на открытие выставки, а затем будет представлен в рамках 5-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства в Екатеринбурге. Вообще для меня видео — это универсальный медиум.



У меня добрая половина проектов — это видео. Если же это не видео-арт и не видео документация, то это интерактивные проекты, и видео в них появится, например, у зрителя на смартфоне. А еще некоторые, исторические проекты, для которых видео документация стала актуальной формой существования. Таким образом, они тоже присутствуют в пространстве экспозиции. Возвращаясь к теме вопроса, я не ставила себе задачу визуализировать концепт именно посредством видео-арта. Просто, когда возник вопрос какие работы взять для экспозиции, последняя непроизвольно начала выстраиваться с большим количеством видео материала. Тем более, что пространство фонда «Екатерина» само по себе располагает к демонстрации мультимедиа.


Пресс-релиз вашей выставки недвусмысленно дает понять зрителю, что перед ним масштабное исследование. Вместе с тем значительное число художников, принадлежащих, так скажем, к традиционному академическому искусству и по сей день убеждены, что #contemporaryart — это не более чем профанация. Пустое, бездуховное и, следовательно, не нужное современной России искусство. Мне почему-то кажется, что это не только проблема их косности. Или я заблуждаюсь?


Я, может быть, в этом вопросе не совсем правильный собеседник, может быть, я даже «живу в хрустальной башне», перемещаясь от биеннале к биеннале. Я, к сожалению, не вижу того, о чем вы говорите. С представителями отечественного «академического» искусства я к сожалению, почти не пересекаюсь. Они меня очень редко приглашают на свои мероприятия. Как профессор Сорбонны, одного и самых академических вузов мира, я бы с удовольствием встретилась и со студентами российских академических художественных вузов и поговорила в том числе и на философские темы.


К вопросу о двух разумах (в рамках проекта «Рабочий стол парфюмера»). 4-х канальная видео инсталляция. Фрагмент. 2011

Возможно, этим студентам кажется, что, если они вольются в современный художественный процесс, то многое потеряют. Иными словами, у них будет некая форма, весьма сомнительная для них тоже, а содержание уйдет. И вот из этого, на мой взгляд, вытекают совершенно чудовищные перверсии: какие-то очень странные выставки, где молодые художники пытаются апеллировать к православию или воздать дань традициям русской культуры и, одновременно, тщательно замаскировать все это под #contemporaryart. Зачем-то, не совсем понимаю, зачем.


Я не вижу ничего плохого в том, что современное основано на знании интерпретации традиции, при условии, если речь не идет о простом копировании. Со своей стороны, я тоже стараюсь выстроить диалог с русской культурой, в том числе и с православной мыслью. В данном выставочном проекте, например, это связь с трудами Николая Федорова. В таком случае, не возникает конфликта между формой и содержанием. Мне кажется этот вопрос во всем мире был решен еще в момент изобретения фотографии, когда все поняли, что технологии в вопросах творчества не доминируют. Они не цель, а средство для достижения цели.


Как лучше документировать подобные медиапроекты? Традиционным способом посредством создания альбома-каталога. Или же размещать всю информацию исключительно в пространстве Интернета.


Помимо работы над собственными проектами, я на сегодняшний день являюсь научным руководителем пятнадцати аспирантов Сорбонны. И уже три исследования моих аспирантов посвящены именно этой теме. Это около полутора тысяч страниц научных разработок. Так что данный вопрос все еще носит полемический характер. Но я полагаю, что издание книг и альбомов на основе выставок по-прежнему имеет смысл. Сегодня, интеллектуальная и издательская программы являются не приложением к выставке, а составной часть единого экспозиционного процесса. Так что, впереди программа конференций и круглых столов, издание книги, лаборатория, work in progress... Присоединяйтесь!